• rss

Подключайся к нам!

Понимание болезни и лечения

Рубрика : Профилактика и здоровый образ жизни, Теория альтернативной медицины

Болезнь начинается, когда человек перестает понимать свой организм. Чтобы вылечиться, необходимо сначала понять себя.

Понимать язык лекарств и болезней и, более того, связать эти два языка «законом подобия», благодаря которому мы имеем твердую почву под ногами при выборе лечения. Комплекс симптомов, характеризующий заболевание, указывает нам лекарство для излечения.

Однако, понимание этого языка не приходит само собой, ему надо учиться — притом учиться и врачу, и больному.

Когда понимаешь, что ничто не заменит собственные усилия, появляется и терпение, и усидчивость, необходимые для подбора нужного лекарства.Осознание этого побудило отказаться от предубеждения против самолечения.Самолечение дополняет лечение у врача. Для излечения необходимо равноправие врача и больного.

Необходимо «вдохнуть» в человека веру в собственные силы, чтобы он доверял собственным знаниям, суждениям, ощущениям и совести не меньше, чем официально принятым и другим чужим мнениям.

Болея, человек должен иметь мужество прислушаться к собственному организму и суметь выразить свои ощущения. И тогда болезнь не станет неотвратимой судьбой, на произвол которой отдан беспомощный человек, а будет воспринята как нарушение физиологического процесса, в исправлении которого сознательно участвует сам заболевший человек.

Со времен Гиппократа здоровье понимали как равновесие жизненных сил/соков, а болезнь — как преобладание одной из сил/соков -алькмаион. «Если один из них выступает самостоятельно, он становится заметным и причиняет человеку страдания» (Гиппократ).

Когда человек заболевает, он чувствует, что что-то не так, не в порядке, не ладится, чего-то не хватает. «Задача врача состоит в том, чтобы восстановить нарушенное равновесие, сделать больного человека здоровым» (С. Ганеман).

Человек, только тогда когда мыслит самостоятельно, сможет вступить в плодотворный и исцеляющий диалог с природой. Тот, кто враждебно относится к симптомам, кто их отвергает, отрицает, пересиливает и вытесняет -тот глух ко всему, о чем они говорят, и никогда не добьется исцеления.

Внутреннее состояние отличается от внешних проявлений: величайшая трудность состоит в том, что внутренняя организация, индивидуальная для каждого организма и определяемая на-понимае болезни и лечения.

Кто относится к действительности как к целому, тот понимает свою задачу. Внутреннее состояние отличается от внешних проявлений: величайшая трудность состоит в том, что внутренняя организация, индивидуальная для каждого организма и определяемая наследственностью, лишь слабо намечена, в то время как внешние признаки, формируемые средой, сразу бросаются в глаза. И когда приходится выбирать между ними, то идут по наиболее легкому пути, взяв за основу внешние проявления, которые всегда на виду.

Внутреннее состояние определено только до настоящего момента. «Я думаю, что любая жизнь состоит из непрерывной цепи мгновений, где каждое из последующих предопределено предыдущим» (Ортега). От того, какое решение принимает человек сейчас, зависит его будущее.

В решающий момент, когда организм балансирует на грани нормы и патологии, человек чаще всего не знает, что ему делать. Стараясь вернуть внутреннюю гармонию, он либо выбирает наилегчайший, сразу бросающийся в глаза путь, подавляя и загоняя внутрь появившиеся первые, еще не очень сильные, симптомы аллопатическими лекарственными средствами, либо легкомысленно их игнорирует, стараясь сохранить душевное спокойствие.В результате возникающая в организме дисгармония усиливается и возникает состояние, которое Ганеман назвал «расстроенной жизненной силой» . Когда природа не может молча справиться с этим разладом (самоизлечение), она подает сигналы индивидуальному сознанию — появляются различные симптомы.Человек с установкой на излечение улавливает в симптомах то, что его может исцелить, и при помощи подобных или соответствующих признаков у лекарства находит исцеляющее его средство. Shnilia similibus curantur (подобное излечивается подобным) — излечивающее лекарство следует узнавать и применять исходя из сходства симптомов (закон подобия). Истинное лекарство устраняет все симптомы, имеющиеся у больного в данный момент (относительное излечение).

Кто относится к действительности как к целому, тот понимает свою задачу. Внутреннее состояние отличается от внешних проявлений: величайшая трудность состоит в том, что внутренняя организация, индивидуальная для каждого организма и определяемая наследственностью, лишь слабо намечена, в то время как внешние признаки, формируемые средой, сразу бросаются в глаза. И когда приходится выбирать между ними, то идут по наиболее легкому пути, взяв за основу внешние проявления, которые всегда на виду. Внутреннее состояние определено только до настоящего момента.

«Я думаю, что любая жизнь состоит из непрерывной цепи мгновений, где каждое из последующих предопределено предыдущим» (Ортега).

От того, какое решение принимает человек сейчас, зависит его будущее.В решающий момент, когда организм балансирует на грани нормы и патологии, человек чаще всего не знает, что ему делать. Стараясь вернуть внутреннюю гармонию, он либо выбирает наилегчайший, сразу бросающийся в глаза путь, подавляя и загоняя внутрь появившиеся первые, еще не очень сильные, симптомы аллопатическими лекарственными средствами, либо легкомысленно их игнорирует, стараясь сохранить душевное спокойствие.В результате возникающая в организме дисгармония усиливается и возникает состояние, которое Ганеман назвал «расстроенной жизненной силой» . Когда природа не может молча справиться с этим разладом (самоизлечение), она подает сигналы индивидуальному сознанию — появляются различные симптомы.

Человек с установкой на излечение улавливает в симптомах то, что его может исцелить, и при помощи подобных или соответствующих признаков у лекарства находит исцеляющее его средство. Shnilia similibus curantur (подобное излечивается подобным) — излечивающее лекарство следует узнавать и применять исходя из сходства симптомов (закон подобия). Истинное лекарство устраняет все симптомы, имеющиеся у больного в данный момент (относительное излечение).

Тот, кто не относится к действительности как к целостности, не может понять свою задачу. Не видя целостности, все внимание обращает на частности: кто их ищет — тот найдет, а они найдут его. Так и делят действительность на то, что радует глаз, — хорошее, и на то, что мешает, — злое. «Основатели медицины верили, что все сильнодействующее, все, что сильнее человеческой природы, приносит вред, и старались его устранить» (Гиппократ).

Стоило только взять принцип разъединения за основу, как дальше все пошло своим ходом. Внутренняя сила организма и внешняя сила лекарства стали враждебны друг другу: каждая борется за свои позиции, пытаясь уничтожить другую. На этот принцип, царящий в современном мире, ориентируется и аллопатическая медицина: Contrania contraniis curantur (противоположное излечивается противоположным) — все, что не укладывается в рамки «нормы», насильственно приводится в «норму» или уничтожается.В соответствии с этим принципом «контра — анти — против» при жаре врачи традиционной медицины назначают жаропонижающие средства, при инфекции — антибиотики, при спазмах — спазмолитические средства и т. д. Все неприятные ощущения подавляются. Тем самым человек все дальше и дальше удаляется от состояния естественной внутренней гармонии. Взаимодействие внутренних сил организма блокируется. Мало того, создаются препятствия для установления в будущем естественного равновесия в организме, все больше перестраивая его на равновесие, поддерживаемое искусственно, насильственным путем. Происходит нечто пагубное — создаются условия для развития хронических заболеваний.

Сначала понемногу и незаметно, а затем быстрее человек все больше удаляется от здорового состояния. Разлад все больше прогрессирует и заканчивается разрушением организма, если только лечение не останавливает его и не обращает вспять. Пока выведенная из равновесия жизненная сила обращается к сознанию, сигнализируя о нездоровье появлением разнообразных симптомов, пока человек способен ее услышать и понять, излечение возможно. В противном случае, по моему мнению, можно только с помощью технических средств искусственно создать и поддержать равновесие, что становится с каждым часом делать все трудней и трудней.

Даже при хронической болезни имеющиеся симптомы указывают на излечивающее лекарство, и я не думаю, что хроническое заболевание следует лечить по иной схеме. Но правильное представление формирует правильное обучение, от которого зависит, правильно ли врач воспринимает и анализирует имеющиеся симптомы, подбирая соответствующее лекарство.

При хроническом заболевании среди всех имеющихся симптомов основополагающее значение имеют симптомы, связанные с психическим состоянием.

История болезни

Однажды, когда я замещал врача, находившегося в отпуске, меня пригласили к мужчине среднего возраста. По всем правилам аллопатической медицины его лечили пенициллином, так как он пять недель назад перенес воспаление легких. На второй день у него спала температура. Все объективные данные при обследовании через три-четыре недели были в порядке, но пациент чувствовал себя «просто нездоровым»Он жаловался на потливость, быструю утомляемость, отсутствие аппетита, бессонницу, слабость, апатию. По указанию врача он вышел на работу, но через восемь дней снова слег с высокой температурой и кровавой мокротой. Я констатировал такое же, как и предыдущее, воспаление легких и, так как я заменял коллегу, хотел также назначить пенициллин. Но случайно я немного раньше в этом же доме лечил гомеопатически мужчину того же возраста от «такой же» болезни. Мой пациент температурил семь дней, а через четырнадцать дней вышел здоровым на работу. Больной, к которому меня теперь вызвали, требовал, чтобы его лечили «точно так же». Я объяснил, что тогда ему придется выдержать семь дней высокой температуры. Он был согласен. События развивались, как и предполагалось, — через семь дней температура спала и появился аппетит, а еще через четырнадцать дней пациент сам пошел на работу, без всякого нажима со стороны врача, потому что теперь он чувствовал себя здоровым и субъективно.

Часто при гомеопатическом методе лечения больному вначале приходится пережить неприятные ощущения, обусловленные болезнью (высокая температура, кашель, боли, слабость, учащенное сердцебиение и т. д.). Однако я не думаю, что пациент окажется в выигрыше, если их устранить, — в этом случае упускается самое главное — излечение.

Самой древней, надежной и знающей меру врачевательницей является природа. Она создавала и развивала жизнь на протяжении многих миллионов лет, прежде чем ее поздний отпрыск — homo sapiens («человек разумный») — придумал и изготовил свою природоведческую технику. Она задолго до появления правил обязательного медицинского страхования (имеется в виду западно-германский закон «Об обязательном медицинском страховании») сделала свое лечение экономным и не превышающим меру необходимого.

Естественная, природная регулирующая функция является основой медицинского искусства. «В медицинской науке все врачи должны придерживаться естественного пути исцеления» (Гиппократ). Мы не должны заменять или подавлять саморегулирующую функцию организма, медицина должна ее дополнять. Не следует приписывать действие защитных сил организма по восстановлению здоровья нашему искусству, это ненаучно.

Сначала природа лечит в тишине и одиночестве. Сознание информируется о нарушениях только тогда, когда оно должно принять участие в процессе излечения. Все представители естественного метода лечения от Гиппократа до Ганемана едины в том, что к знакам (симптомам), которые подает природа, надо прислушиваться с величайшим вниманием, тщательно их изучать, учиться правильно их понимать и руководствоваться их указаниями. Это и является величайшей врачебной мудростью.

К «благоговению перед жизнью» (А. Швейцер) относится стремление избежать насилия в отношении природы. «Насилием здесь ничего не сделаешь» (Парацельс). «Чего природа не хочет открыть сознанию, к тому вынудить ее невозможно» (Гете). «На насильственные вопросы даются жалкие ответы» (Йог. фон Мюллер).

Основное отношение к природе — это отношение между матерью и ребенком. Ребенок воспринимает все точно, быстро и эффективно, принимает это как само собой разумеющееся и следует указаниям без церемоний. Обычно ребенку требуется столько времени для выздоровления, сколько взрослому требуется, чтобы заметить свою болезнь.

Взрослые «слышат» природу намного хуже. «Понимание природы само собой к взрослым не приходит, им надо все объяснить» (Экзюпери). У них голова забита планами, намерениями и различными предприятиями. Чем дальше они уходят от природы (и Слона), тем труднее они ее постигают. «Они не понимают, даже если услышали, — они как глухие» (Гераклит). Кроме того, людей учат, что надо быть твердыми, не хныкать и не бежать к доктору из-за всякого пустяка.

Тот, кто не верит, что в решающий момент природа проинформирует его своевременно, точно и в необходимом объеме, окажется в этот момент невнимательным к ее голосу.

Комментарии

К чему здесь комментарии. Вся проблема кроется в том, что нас этому не учат. Опыт мы приобретаем только тогда, когда сталкиваемся с конкретным «врагом», который нападает на нас стремительно со лишком хорошо отточенным оружием.
Мы вынуждены защищаться. Но сначала мы раскисаем падаем, прячемся в вырытые окопы, в которых могут быть также запрятаны взрывные устройства. Разве не так?
Кроме того мы не имеем контакта с врачами. Это только у Малышевой такое возможно. Попробуй, прейди к врачу и скажи, что тебя волнует что-то.

Оставить комментарий или два

Как защитить себя от электромагнитного смога

Узнайте прямо сейчас!